Словарь
загрузка...

Милосердие




философская энциклопедия

Милосердие 25091 б.
    МИЛОСЕРДИЕ — сострадательное, доброжелательное, заботливое, любовное отношение к другому человеку; противоположно равнодушию, жестокосердию, злонамеренности, враждебности, насилию.
    В европейской христианской культуре идея милосердия формируется на пересечении ряда традиций. Понятие милосер дия восходит к Пятикнижию, где слово “hesed” обозначало “доброту”, “любящую доброту”. В добиблейской греческой литературе слово είδος обозначает чувство, которое возникает при виде незаслуженных страданий. У Аристотеля — чувство, противоположное гневу: сочувствие, жалость, сострадание. В греческом тексте Нового Завета милосердие передается гл. обр. специфически христианским термином агапе. В христианской этике милосердная любовь приобретает особое значение как одна из трех богословских добродетелей; в милосердии человек посвящает себя Богу и тем самым открывается добру. С этической точки зрения милосердие составляет долг человека: в нем человек призван осуществить нравственный идеал, на что указывает заповедь любви. Милосердие достигает нравственной полноты, когда воплощается в действиях, не только направленных на удовлетворение интересов другого, но и основанных на стремлении к совершенству Уже в Пятикнижии Бог выступает не только как устрашающий, но и как милосердный, многомилостивый, человеколюбивый, снисходительный; в Новом Завете милосердность Бога непосредственно задается как объект для подражания. В заповеди любви требование милосердного отношения к ближнему обосновывается и подкрепляется требованием любви к Богу, в которой человек должен проявить себя во всей внутренней полноте и цельности сердца, души, воли и разума. Однако милосердие — ие только средство в процессе самосовершенствования, но и содержание его. Человек не является милосердным потому, что стал совершенствующимся; скорее милосердное поведение является выражением его совершенствования. Поэтому несостоятельно мнение, что милосердие как путь служения Богу не предполагает непременно чувства благожелательности. Также несостоятельно сведение милосердия к альтруизму, который исчерпывается доброжелательным отношением к другим. Однако вне телеологического и перфекционистского контекстов отсутствие идеала милосердия теряет стандарт совершенства.
    В новозаветных текстах милосердие предлагалось в качестве универсального требования, содержащего в себе и требования Моисеевых заповедей (, Прудон, Шопенгауэр). Анализ этой традиции в истории западной философии приводит к следующим выводам: а) хотя милосердие представляет собой высшее моральное требование, непосредственно задает человеку идеал и в этом смысле универсально, оно отнюдь не может рассматриваться в качестве требования, исполнение которого всегда ожидается от человека; в действительных отношениях между людьми как членами сообщества милосердие является лишь рекомендуемым требованием, между тем как справедливость — непреложным; б) милосердие вменяется человеку в обязанность, однако он сам вправе требовать от других лишь справедливости и не более того. Впрочем, разделение справедливости и милосердия, тем более в соотнесении с различными сферами коммуникативного опыта, относительно: этически неправомерен и нравственно несовершенен такой выбор, в котором справедливость принимается как непосредственный долг человека, но при этом предполагается, чтомилосердие в императивном отношении является не нравственным долгом, а лишь рекомендацией.
    В той мере, в какой социальная жизнь воспроизводит различие, обособленность и противоположность интересов индивидов как членов сообществ, милосердие предстает психологически и практически непростой задачей. Возникающие проблемы связаны с тем, что: а) милосердие может провоцировать конфликты: оказание помощи ставит того, кому она оказана, т. е. нуждающегося, в положение, которое может восприниматься как ущемляющее его нравственное достоинство; милосердие может вести к неравенству; б) милосердие творится другому, чье понимание собственного блага может отличаться от понимания благотворителя; непозволительно навязывание блага другому; в) милосердие совершается в немилосердном, несовершенном мире. Последовательное милосердие предполагает не только самоотверженность и не просто доброжелательность, но и понимание другого человека, сострадание к нему, а в последовательном своем выражении — деятельное участие в жизни другого. Милосердие опосредовано служением; этим оно возвышается над подаянием, услугой, помощью. В нормативном плане милосердие непосредственно связано с требованиями прощения обид, непротивления злу насилием и любви к врагам.
    Лит.: Соловьев В. С. Оправдание добра. — Соч. в 2т., т. 1. M., 1988, с. 152—69; Зарин С. M. Аскетизм по православно-христианскому учению: Этико-богословское учение. М., 1996, с. 356—544; Гоббс Т. О человеке (XIÎI, 9). - Соч. в 2 т., т. 1. M., 1989, с. 258-59; Outka G. Agape: An Ethical Analysis. New Haven—L., 1972.
    P. Г. Апресян

ГОББС
(Hobbes) Томас (1588—1679) — англ. философ. Род. в семье сельского священника. После окончания Оксфорда отказался от ученой карьеры и предпочел стать воспитателем сына барона Кавендиша, с семьей которого он будет так или иначе связан всю жизнь. Это занятие позволило Г. совершить ряд длительных путешествий на континент, что сыграло благотворную роль в его становлении как мыслителя. В Европе он познакомился с «Началами» Евклида, которые направили его интересы в сторону рационалистической методологии. Во время своих поездок Г. познакомился с выдающимися европейскими мыслителями той эпохи Р. Декартом, Г. Галилеем, П. Гассенди. Самое долгое пребывание Г. за границей (1640—1651) было связано с его эмиграцией, обусловленной обострением политической борьбы в Англии, приведшей к гражданской войне, а также опасениями быть обвиненным в приверженности монархии. В годы эмиграции Г. активно участвует в интеллектуальной жизни Европы, выдвигает возражения против «Размышлений о первой философии» Декарта, участвует в полемике с епископом Бремхоллом по вопросу о свободе воли, пишет основные свои труды. Тогда же он становится учителем математики будущего короля Карла II. После реставрации Стюартов Г. оказывается в достаточно трудном положении, т.к. роялисты упрекают его в симпатиях к Кромвелю, а клерикалы — в атеизме. Заступничество короля сохраняет ему свободу, но ограничивает возможности для публикаций. Последние годы Г. посвящает филологическим исследованиям, занимаясь переводом «Илиады» и «Одиссеи».
Основные работы Г. — филос. трилогия «Основы философии»: «О гражданине» (De cive. 1642), «Левиафан» (1651), «О теле» (De corpore. 1655), «О человеке» (De homine. 1658).
Философия Г. ориентируется на две образцовые научные дисциплины — механику и геометрию. Основываясь на первой, Г. строит теорию тел, подразделяющихся на природные (источником существования которых является реальность вне сознания, в конечном счете — Бог) и на политические (которые образуются благодаря воле и разуму человека). Онтологический номинализм философа допускает существование только отдельных тел (в связи с чем им отвергается понятие субстанции, если только последнюю не отождествлять с самими телами). Их всех роднит протяженность, а разделяет величина, фигура, положение по отношению друг к другу и движение, которое Г. сводит (вслед за Декартом) к простому перемещению, обусловленному соприкосновениями и соударениями тел. Механистическая модель Вселенной, развиваемая Г., приводит философа к отрицанию (в противоположность Декарту) свободы воли. Мир, выстраиваемый на основе этой модели, сугубо детерминистичен. В полемике с Бремхоллом Г. находил свободу воли внутренне противоречивым понятием, ибо оно предполагает признание возможности разрывов в цепи причин и следствий. По Г., свобода вовсе не противоречит необходимости, т.к. действовать свободно не означает действовать беспричинно. Более того, признание свободы воли поставило бы под вопрос и Божественное всемогущество.
Опираясь на геометрию, Г. строит свою концепцию научного знания, которое возникает из операций над данными чувственного опыта, опосредованными языковой практикой. Познавательная модель Г. равно включает элементы как эмпиризма, так и рационализма. Отказываясь от картезианских врожденных идей, Г. признает в качестве единственного источника фактов ощущение. Однако это обстоятельство не позволяет объяснить феномен научного знания. Чтобы преодолеть ограниченность сенсуалистической т.зр., не позволяющей сознанию идти дальше простой констатации единичного и закрывающей перед ним перспективу достижения суждений, имеющих всеобщий и необходимый характер, Г. обращает внимание на область языка, который у него по существу тождествен мышлению. Язык, согласно Г., имеет знаковый характер. То, что слова играют роль знаков, обусловлено многообразными соглашениями между индивидами по поводу их употребления. Без взаимного общения людей слова не были бы знаками, существуя лишь на уровне меток, создаваемых памятью для «внутреннего» и, следовательно, индивидуального употребления. Наука возникает из языковой коммуникации и делает ее строгой, вынуждая употреблять «вразумительные слова... очищенные от всякой двусмысленности точными дефинициями». Примером таковых и являются суждения геометров. Точность определений обусловливает универсальность общих имен, которые Г. отказывается относить к реальности вне сознания. Отсюда и истина представляется ему не выражением свойств самих тел, но определенной формой связи слов, подчиняющейся конвенционально выработанным правилам высказываний. Истина — феномен языка, а язык имеет условный характер. К числу условных понятий, в частности, следует отнести пространство и время. Что касается идеи Бога, то она, согласно Г., имеет сугубо негативный характер, поскольку человек не в состоянии создавать позитивных идей по поводу бесконечных объектов. По существу, Г. является сторонником теории двух истин, исключая теологию из научного обихода. Она возможна как сверхрациональная, боговдохновенная дисциплина. В целом Г. близок к деизму (он, в частности, много почерпнул у основателя англ. деизма — Г. Чербери). Деизм вытекает из принятия Г. механистической модели мира. Признание того, что идея Бога превышает возможности науки, не исключает, однако, весьма положительной оценки философом той роли, которую играет в общественной жизни религия.
Наибольший резонанс в истории мысли получило социальное учение Г. Он признает равенство между людьми «в отношении физических и умственных способностей», что по-своему воспроизводит тезис Декарта о тождестве ratio у всех людей. В естественном состоянии (при господстве естественного права) люди, в соответствии со своей природой, стремятся поддерживать свое существование любыми доступными для них способами, в чем проявляется универсальное стремление человека к самосохранению. В догосударственном состоянии нет морали. Господствует принцип: «Человек человеку волк». Безграничная алчность человека наталкивается на соответствующую необузданность других, что приводит к состоянию войны всех против всех. Обильные примеры подобного состояния предоставляли Г. события, свидетелем которых он был — тридцатилетняя война на континенте и гражданская война в Англии. Однако человек — не только чувственное существо, идущее на поводу у своих желаний; он по природе своей также и разумное существо. Именно осознание гибельности естественного состояния, способного довести людей до самоистребления, т.е. сделать невозможным основанное на чувственности стремление к самосохранению, заставляет человеческий разум искать выход. Он находится в учреждении государства как гаранта выживания индивида. В результате общественного договора на государственные органы (сам Г. оптимальным воплощением государственности признавал монархию) возлагается обязанность по поддержанию гражданского мира. Это главная функция носителя власти, идущая навстречу основным чаяниям человеческой природы, и ради осуществления ее подданные отчуждают от себя, по существу, почти все свои естественные права, сохраняя за собой право на жизнь. Власть гос-ва, по Г., абсолютна. Все, что обеспечивает мир и благоденствие оказывается юридически законным и морально оправданным. Граждане гос-ва, как оно описано у Г., лишены всех тех гражданских прав (свободы совести, собраний и т.п.), которые будут признаны основополагающими позднейшими идеологами правового гос-ва. Г. отвергает также принцип разделения властей. Практически под вопрос поставлены и имущественные права граждан — собственность индивида всегда может быть конфискована ради обеспечения общественного спокойствия. Однако абсолютная власть дана властителю не ради исполнения им своих прихотей. Не все, что делает суверен, легитимно само по себе. Можно сказать, что суверен у Г. менее абсолютен, чем всеобщая воля у Ж.Ж. Руссо. Безусловность подчинения может быть оправдана только верностью суверена взятым на себя обязательствам. Властитель не в состоянии господствовать (хотя и пытается) над разумом своих подданных, т.е. той составляющей их природы, которую они не могут отчуждать в пользу гос-ва, даже если бы и хотели. Незыблемая суверенность индивидуального разума — важный элемент баланса прав в социальном учении Г.
Судьбы учения Г. достаточно противоречивы. Оно встретило резкую критику у современников философа как в Англии (в особенности со стороны кембриджских платоников), так и на континенте. Намного более позитивно оценивалась его теория в «Энциклопедии» Д. Дидро. В дальнейшем серьезный интерес к Г. проявили крупнейший нем. социолог нач. 20 в. Ф. Тённис, который издавал в Германии его труды, а также В. Дильтей, признавший существенной роль Г. в становлении европейской культуры Нового времени.


энциклопедия социологии

Милосердие 578 б.

библейская энциклопедия брокгауза

Милосердие 6797 б.

словарь символов

Милосердие 662 б.

современная энциклопедия

Милосердие 346 б.

толковый словарь ожегова

Милосердие 521 б.

толковый словарь ушакова

Милосердие 2620 б.

толковый словарь Дмитриева

Милосердие 1426 б.

малый академический словарь

Милосердие 1851 б.

Китайская философия. Энциклопедический словарь.

Милосердие 6689 б.

Библия. Ветхий и Новый заветы. Синоидальный перевод. Библейская энциклопедия арх. Никифора.

Милосердие 447 б.
Милосердие, Милость 1694 б.

Большой Энциклопедический словарь

Милосердие 384 б.

Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

Милосердие 274 б.

Толковый словарь русского языка Кузнецова

Милосердие 935 б.

Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

Милосердие 609 б.



Другой материал:
Сочинение - Современны ли сейчас понятия доброта , милосердие , отзывчивость
Реферат - Благотворительность и милосердие
Сочинение - Милосердие эссе


загрузка...

Словари:

медицинская энциклопедия
большой медицинский словарь
медицинские термины
психологическая энциклопедия
психотерапевтическая энциклопедия
Рейтинг@Mail.ru